Памятки по предупреждению несчастных случаев среди обучающихся их родителей (законных представителей), педагогического и обслуживающего персонала образовательных организаций ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ О КОРРУПЦИИ Комитет по образованию администрации города Тобольска Федеральный портал "Российское образование" Единое окно доступа к образовательным ресурсам Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов Федеральный центр информационно-образовательных ресурсов Министерство образования и науки Российской Федерации Россия - без жестокости к детям!

Уважаемые учителя, родители! В целях пресечения распространения противоправной информации в сети «Интернет» среди несовершеннолетних, убедительно просим принимать меры по информированию уполномоченных федеральных органов власти. Cведения о фактах распространения на сайтах в сети «Интернет» запрещенной информации направлять в ЕДИНЫЙ РЕЕСТР доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено посредством заполнения формы.

Александр Кузьмич Новопашин

Основатель музея здравоохранения

Александр Кузьмич Новопашин 1 Время неумолимо бежит вперед, вот уже 15 лет, как нет с нами Александра Кузьмича Новопашина — врача, историка, краеведа, создателя музея истории здравоохранения г. Тобольска, отличника здравоохранения РСФСР, общественного деятеля, участника Великой Отечественной войны, кавалера орденов Красной Звезды, Отечественной войны I степени и Октябрьской революции, почетного гражданина Тобольска.

Любовь к родному Отечеству была заложена в сознании Александра Кузьмича с детства. Родился он в деревне Алемасовой Тобольского уезда, в крестьянской семье, 1 декабря 1920 года. Мать Апполинария Степановна и отец Кузьма Захарович занимались хлебопашеством, но в 1930 году после укрупнения колхозов вынуждены были переехать в г. Тобольск и устроились на работу в рыбопромышленный трест.

Детство Александра проходило в трудные годы становления советской власти. В школе он учился с большим желанием, и родители считали: чтобы твердо встать на ноги, надо получить специальность. Учась в седьмом классе тобольской школы №1, он уже знал, что будет поступать в Тобольскую фельдшерско-акушерскую школу, которую оканчивает в 1939 году с отличием, и начинает свою трудовую биографию в Тобольском доме отдыха ЦК профзоюза работников рыбной промышленности в качестве фельдшера, а позже — заместителя директора.

7 апреля 1942 года Александр Кузьмич был призван в Красную Армию, служил в 358-й стрелковой дивизии в должности фельдшера артиллерийского дивизиона.

Участвовал в освобождении Смоленской области, Латвии, Белоруссии и Литвы. Закончил войну в Румынии.

Фельдшер Новопашин вместе с санинструктором оказывали первую помощь раненым и выносили их с поля боя. 6 ноября 1943 года А. К. Новопашин получил сквозное пулевое ранение шеи и лечился в госпитале в Ржеве. Во время лечения исполнял обязанности врача одной из палат. Для тяжелых раненых он просил консультации у специалистов, тех, кто нуждался в хирургическом вмешательстве, направлял в операционную, а остальных лечил сам. После трех месяцев, когда рана поджила, он возвратился на фронт и продолжил служить до конца войны в 47-й Невельской орденов Ленина и Суворова стрелковой дивизии. Его ратные заслуги были отмечены орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды и многими медалями.

В воспоминаниях Александр Кузьмич так писал о последнем дне войны: «Этот день был очень интересным. Девушки-связистки, которые жили в землянках, неподалеку от нас, первыми узнали о конце войны по телефонной связи, хотя официально никто еще ничего не знал. Это было ранним утром, все сразу поднялись, никаких запланированных мероприятий никто проводить не стал, конечно, такое вольное состояние у всех… Кто тотчас сел письма писать, кто стрелять, песни петь, кто плачет… В общем, такое было, непередаваемое…».

После демобилизации в 1947 году Александр Кузьмич вернулся в родной Тобольск, работал фельдшером в поликлинике, был избран председателем Тобольского городского комитета профсоюза медицинских работников. Позднее, работая директором Тобольского дома отдыха, Александр Кузьмич заочно учился на историческом факультете Тобольского учительского института. Но его всегда тянуло в большую медицину, и в 35 лет, в 1956 году, жизнь приводит А.К. Новопашина на студенческую скамью Свердловского медицинского института. Александр Кузьмич в 1962 году окончил с отличием лечебный факультет института и стал по специализации врачом-инфекционистом.

Возвратившись в родной город, Александр Кузьмич начинает трудиться в городской больнице. Так как в городе не хватало организаторов здравоохранения, А.К. Новопашина назначают руководителем поликлиники, а с 1965 года — главным врачом больницы. На протяжении двенадцати лет А.К. Новопашин совмещал функции администратора, лечащего врача, общественного деятеля. Умный, дальновидный, трудолюбивый и чуткий руководитель объединил вокруг себя талантливых, инициативных сотрудников, создал работоспособный и дружный коллектив.

Александр Кузьмич Новопашин 2 Благодаря стараниям главного врача, был введен новый рояльный дом, произведена реконструкция больничных зданий, открыты специализированные отделения, кабинеты и лаборатории, оснащенные новейшим оборудованием. В итоге профилактической и лечебной работы удалось значительно снизить производственный травматизм, заболеваемость населения туляремией, дифтерией, коклюшем, кожно-венерическими болезнями; не отмечались случаи заболевания сыпным тифом, полиомиелитом, малярией. В 1970 году Тобольская городская больница была признана лучшим лечебно-профилактическим учреждением Тюменской области и премирована санитарным автомобилем.

Люди отзывались об Александре Кузьмиче как о добродушном и милосердном человеке. Его пациент К. Константинов вспоминал: «В 70-е годы, когда с тяжелым инфарктом я лекал в терапевтическом отделении городской больницы, могу со всей ответственностью заявить, что больше не встречал в Тобольске такого главврача, человека высокой ответственности и заботы. Передо мной он всегда в белом халате, присевший у больничной койки с традиционной одобряющей фразой: «А мы выглядим сегодня хорошо!». Я поражался — как, постоянно занятый решением многочисленных проблем, он находил время побывать в палатах, и часто доброе его слово, умение выслушать больного было ценнее и эффективнее всех лечебных препаратов».

С 1976 года, выйдя на заслуженный отдых, А.К. Новопашин много лет собирал по крупицам вещественные и документальные источники по истории здравоохранения г. Тобольска. 12 апреля 1990 года при городском комитете здравоохранения он открыл и возглавил созданный им народный музей, который на сегодняшний день располагается в стенах Тобольского медицинского колледжа им. В. Солдатова и носит название «Музей истории здравоохранения г. Тобольска имени А.К. Новопашина».

Экспонаты и экспозиции музея гласят о жизни и деятельности тобольских врачей, об их благородных традициях, на основе которых будущие медицинские работники постигают значимость и святость избранной профессии.

В 1987 году, накануне 400-летия города, Александру Кузьмичу Новопашину было присвоено звание Почетного гражданина Тобольска.

Много лет А. К. Новопашин являлся членом президиума городского совета ветеранов и заботился о поддержке здоровья фронтовиков, принимал участие в патриотическом воспитании молодежи, выступал в учебных заведениях с воспоминаниями.

30 мая 1998 года не стало с нами выдающегося, талантливого, душевного, скромного человека Александра Кузьмича Новопашина. Похоронен он на главной аллее Завального кладбища. Тоболяки до сих пор хранят о нем добрые и светлые воспоминания.

Н.С. Семичастных,
руководитель музея истории здравоохранения г. Тобольска им. А.К. Новопашина

Виктор Павлович Неймышев

Человек на своем месте

Виктор Павлович Неймышев За свою жизнь он построил «с нуля» три станции. Говоря высоким слогом, все годы давал людям свет и тепло. Вырастил сына и дочь. Уже четверо внуков, старшие встают на свои крепкие ноги. Не это ли — человеческое счастье? Впрочем, счастье в нашем сознании — призрачно. Мы всегда за ним куда-то спешим…

Он немногословен. Каждую фразу приходится, как бы вытягивать. Потому, наверно, они значимы.

Я слушаю скупой его рассказ и думаю: «Откуда этот деревенский говор, ведь уже столько лет — горожанин?» Потом понимаю, что не «выветрился» этот особый «акцент» только потому, что так и не сумел он оторваться от своих глубоко сельских корней. Да и не захотел, верно.

Самый старший из семерых детей, он мало жил дома. После четвертого класса учился в других селах, «столовался» у дальних родственников, домой наведывался лишь на выходные. А в воскресенье вновь — котомку с продуктами на плечи, в поход за знаниями… за семь километров. Необычным это не считалось, многие в российской глубинке жили так. Главное осознавать — есть дом, где всегда тебя ждут отец твой и мать, есть родная сторона, которая хранит твое детское мировосприятие…

— Как-то бежал после школьной недели домой на лыжах, на пути — роща, а на дороге — волк. Издалека его за лису принял. Когда признал, пришлось скорость добавить, людей-то вокруг — никого. Такой большой роща показалась, пока ее огибал…

Оттуда, из приуральского детства, из жизни большой работящей семьи, возглавлял которую фронтовик Павел Тимофеевич, а дом держала ласковая и спокойная Павла Ивановна, видно, и перенес он бережное отношение к людям. И они отвечают ему тем же. Особенно заметно, когда разговариваешь с работниками ТЭЦ: лишь заходит речь об их директоре, лица теплеют, появляются приветливые улыбки, доброжелательные эпитеты в адрес Виктора Павловича.

Да и как может по-другому относиться к своему директору Лидия Александровна Кирш, сегодняшний заместитель главного бухгалтера ТЭЦ, если еще в октябре 1979 года они рядом, плечом к плечу аврально «перешивали» путь, с восьми утра до десяти вечера работали ломом и лопатой. И проложили-таки железнодорожную ветку к станции! И главный инженер не отлынивал, успевал и распоряжения давать, и до «седьмого пота» кувалдой махать.

Народная поговорка гласит: «Будь проще, и люди к тебе потянутся». Эту мудрую простоту приметила в нем еще в 1980 году. Мне приходилось освещать в газете «пусковые муки» строителей первой котельной. Выслушав подрядчиков, ищу заказчика. Кругом — необустроенность стройплощадки. Пока выискивала тропинку посуше, буквально налетела на неприметного, просто одетого человека. Подумалось: «Вот у этого работяги и узнаю, как найти главного инженера ТЭЦ». И удивилась, узнав, что попала по адресу: Виктор Павлович, как-то даже виновато улыбнувшись, коротко проронил: «Это — я…»

Мы идем по пролету главного корпуса ТЭЦ. Виктор Павлович, не скрывая гордости, рассказывает о своем родном предприятии. Вот здесь он не скупится на точные данные.

— 508 метров длина, 108 — ширина. А в марте 1983 года пустили первую турбину.

…Щит управления турбинами и котлами. Турбинное отделение. Котельный цех. Впервые в России установили выпарные батареи большой мощности. Ремонтно-механические мастерские.

— Все могут сделать, вплоть до самолетов собрать, — представляет своих сотрудников, а в нарочито монотонном голосе вновь звучит гордость. На мой недоверчивый взгляд небрежно бросает: «Правда, правда, не сомневайтесь — мастера».

А ведь и он — мастер. Мастер-управленец. Вряд ли думалось деревенскому мальчишке, поступавшему в далеком пятьдесят четвертом в Свердловское техническое училище № 1 (не зная даже что за профессия такая — машинист паровых турбин), что придется руководить такой махиной. Нижне-Туринская ГРЭС, где он начинал трудовую биографию помощником машиниста, казалась, наверно, верхом совершенства.

…Работа втягивала, превращала в «трудоголика». В Свердловском энергетическом техникуме защитил диплом — проект Качканарской ТЭЦ. Туда и направили на работу: вперед — заместителем, затем — начальником котлотурбинного цеха. До главного инженера дорос уже на теплоэлектроцентрали Верх-Исетского металлургического завода. Среди энергетиков всегда был высок образовательный ценз. Еще в Верх-Исетске заметил, что из 470 работавших на ТЭЦ, 412 имели высшее образование. Виктору Павловичу Уральский «политех» дался легко. А усовершенствовать управленческие знания пришлось много позднее — лишь в 1994 году закончил Академию народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, прошел стажировку в Испании и Италии, получил звание — магистр управления, стал дипломированным руководителем…

Сухие строки производственной характеристики емки, но не эмоциональны. «Обладает высокой работоспособностью, оперативно решает вопросы текущей и перспективной деятельности предприятия, инициативен в работе, знает и использует на практике социально-психологические аспекты управления коллективом. Отзывчивый и внимательный по отношению к людям, умеет правильно строить взаимоотношения с коллективом и общественными организациями». Разве они могут отобразить то многообразие, называемое жизнью в городе? В городе, который стал родным. Вот — он спокойный, даже несколько флегматичный на заседании городской Думы. А вот — с досадой рассказывает о том, что сегодня предприятие не имеет ведомственного жилья, а строили даже в тяжелые годы перестройки до 15 тысяч квадратов в год… Вот — улыбчивый и мягкий с внуками. Напор и сила — плывет по дорожке бассейна. Озабочен, серьезен — в «сердце» электроцентрали, у главного щита управления. Легок и азартен с ракеткой в руках у теннисного стола…

Энергия и работоспособность. Совершенно замечательно, что они не остались незамеченными другими.

Долгий трудовой путь Виктора Павловича отмечен правительственными наградами. На выходном пиджаке достойное место занимают ордена «Почета», Трудового Красного Знамени, медали — «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири», «50 лет победы над Германией», «Жукова», «300 лет МВД», «Ветеран труда», юбилейная — «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина».

Наверное, гордится он в душе и званием «Заслуженный энергетик Российской Федерации».

Бросаю беглый взгляд на рабочий стол директора. Деловые бумаги. Что-то яркое… На обложке папки — симпатичная зверушка на лыжах. Догадываюсь — эмблема турнира на кубок России по лыжным гонкам. В феврале 2003 года эти состязания стартовали в Тобольске. Проходили на лыжной базе «Энергетик». Кстати, гордости коллектива ТЭЦ и его директора. И, конечно, Неймышев — председатель оргкомитета соревнований, в центре забот и хлопот. Мастер спорта СССР по лыжам, он сам уже не первый год — сильнейший в спартакиаде тобольских руководителей. Кому, как не ему и вручать кубок победителю финальных российских гонок? И вручал. Гордый за родной город, за свое предприятие.

Он с 1994 является членом общественного Фонда «Возрождение Тобольска», принимает самое активное участие в основных его проектах, вносит бескорыстный вклад на благо Тобольска, понимая роль и место города в истории Сибири.

Перечислить все обязанности Виктора Павловича сложно — обязательно что-то ускользнет. Ведь главное — как он сам ко всему относится. Что в городской Думе, что в Консультативном Совете при полномочном Представителе Президента России в Уральском Федеральном округе, что на совете директоров «Тюменьэнерго». Приходится всегда помнить: он — не сам по себе. За ним — люди. Тоболяки. За ним — город, который назвал его своим Почетным гражданином.

Раиса Половинко

Владимир Васильевич Юдин

«МОЯ РАБОТА — ЭТО МОЯ ЖИЗНЬ»

Владимир Васильевич Юдин Когда мне поручили написать очерк о президенте АО «Тобольский нефтехимический комбинат» Владимире Васильевиче Юдине, я, честно говоря, растерялась. Зная его более десяти лет, сделав с ним массу материалов о городе, комбинате, о политической, экономической ситуации в стране и области, вдруг поняла, что о самом Владимире Васильевиче могу сказать совсем немногое.

Прежде всего, меня всегда поражала колоссальная работоспособность этого человека, эрудированность и осведомленность во всех вопросах, которыми он занимается, а сегодня, пожалуй, в городе нет такой проблемы, не говоря уже о комбинате, к решению которой так или иначе Юдин не был бы причастен. Уж чего Бог не дал ему, так это безразличия и равнодушия. Зато упрямством, настойчивость наделил сполна. Не припомню такого дела, за которое бы Юдин взялся и не довел до конца, каких бы препятствий жизнь и оппоненты, а этих хватало всегда, не городили.

Как-то года три назад, по газетным делам довелось побывать в приемной областного руководства, там я стала невольным свидетелем диалога двух солидных мужей:

— Кто там у главного?

— Юдин из Тобольска.

— Ну, тогда придется ждать долго. Этот без нужды не приезжает, а пока свое не «выбьет», не уйдет. Настырный мужик.

Действительно настырный.

И что удивительно, положение, зарплата, заслуги, награды, звания, авторитет — все это давно уже удовлетворило бы любое честолюбие, позволив ограничиться кругом исключительно должностных обязанностей. Ведь у большинства руководителей — все, что дальше 25 метров от предприятия, их не касается. Живут спокойно, не раздражают никого. Ни тебе претензий, ни хлопот. Как говорится, меньше знаешь, лучше спишь. Так нет же. Характер не тот. Юдину до всего дело есть: медицина ли, образование, благоустройство города, восстановление исторических памятников, организация городского праздника или спортивных состязаний, строительство объектов соцкультбыта и жилья. И откуда столько энергии, хотя другим мы Юдина не представляем. Что же касается характера моего героя, прямо скажем, не сахар. Доводилось видеть в гневе, не дай Бог под горячую руку попасть!

Бывает крут, чего греха таить, оттого и побаиваются шефа подчиненные, да и крепко побаиваются.

По интенсивности суеты в коридорах дирекции нефтехимкомбината можно безошибочно определить, на месте «ОН» или в командировке. С каким-то едва уловимым сарказмом воспринимает Юдин управленцев. Его стихия — производство. В цехах авторитет Юдина-профессионала незыблем. Хотя его бескомпромиссность в отношении нарушителей дисциплины, бездельников не всегда встречает понимание, говорят: «Мог бы помягче». Сам же Юдин считает: «Кто хочет, тот работает. По труду и почет». И это однозначно. Нечистоплотности в работе не терпит, как и в отношениях.

А иначе, наверное, и нельзя в наше смутное, беспокойное, непредсказуемое время. При мягкости да уступчивости не выжить бы планово-убыточному комбинату, а он сегодня не только живет, но и строится. И одному Богу известно, сколько сил, ума, энергии и здоровья уходит у Владимира Васильевича на выбивание очередного кредита, получение инвестиций на строительство, какой ценой дается пуск новых производств, решение вечных проблем с железной дорогой, то и дело блокирующей комбинат за неуплату. А критерий работоспособности руководителя сегодня один: есть зарплата — работает, нет — дурака валяет или карман себе набивает. Такова жизнь. Не обращать на это внимание у нормального человека не получается, а вот научиться, не сбавляя темпа, работать, выслушивая все упреки и претензии, — это уже особое качество, из разряда выносливости.

Не отличается Юдин особой угодливостью, смирением в верхах. Во всяком случае, в областной Думе обрел он прочную репутацию неуемного промышленника, то и дело сотрясает покой почтенного собрания то одной, то другой идеей и с присущей ему напористостью «проталкивает» их. Так было с получением льготного налогообложения для предприятий, участвующих в восстановлении исторических памятников Тобольска, с финансированием строительства роддома. А когда на днях я пришла за производственной информацией к президенту АО «ТНХК», он был занят составлением депутатского запроса о повышении пенсий в области, сообщив мне по секрету: «Предварительная устная договоренность с губернатором была на 50 тысяч рублей увеличить пенсию, а я специально прошу на 75, тогда 50 дадут точно, а вдруг получится больше. Для стариков это существенно».

Такой Юдин в работе, а какой же он в жизни обыденной? Задавшись этим вопросом, я, как за спасительную соломинку, ухватилась за излюбленный журналистский метод — интервью. Да и кто о человеке может рассказать больше, чем он сам.

Наша встреча с Владимиром Васильевичем состоялась в первые дни нового, 97-го года. Разговор прерывался телефонными звонками. Начало года выдалось хлопотным. Через несколько дней второй тур выборов губернатора области. Учитывая явную популярность кандидатов и нестабильность общества, на карту, как говорится, поставлено все — будущее НХК, города, области, а прежде всего будущее людей. А тут еще проблема на комбинате — практически остановлены все мощности, так как прекращена подача сырья из-за прорыва продуктопровода на Севере, так что собеседник мой на вопросы отвечал скуповато, признавшись честно, что и тема несколько необычная.

— Владимир Васильевич, расскажите о себе, о своем детстве.

— Родился в Омске, в 40-м. Родители рядовые люди, обычная рабочая семья. Отец, Василий Федорович, работал грузчиком, мать, Анна Дмитриевна, занималась детьми и хозяйством. Потом война. Военное, послевоенное детство, для нашего поколения сибирских ребятишек оно почти у всех прошло одинаково. Одни валенки на двоих, а то и на троих, если есть вообще, мороженая картошка, лепешки из лебеды. Сейчас об этом вспоминать как-то не принято, тот, кто пережил, сам помнит, а кому досталось, к счастью, лучшее время — едва ли поймет.

В 48-м пошел в школу, в 58-м закончил. Мы все тогда мечтали стать летчиками, буквально с каким-то упоением и восторгом занимались в аэроклубе. После школы поступил на завод синтетического каучука (СК) учеником бетонщика, проработал 20 дней, и пришла повестка из военкомата, но не в летное училище, как мечтал, а в авиатехническое. Убедили, что это одно и то же, поступил, но, сами понимаете, летчик и техник — это небо и земля. Разочаровался быстро, подал рапорт об отчислении. Долго мурыжили, не хотели отпускать, но я уже решение принял. Поехал дослуживать на Дальний Восток.

После демобилизации в 62-м приехал домой. Пришло время выбирать профессию. Куда идти? Каких-то определенных планов, желаний не было. Поступил просто — решил положиться на судьбу, вышел на остановку, какой первый автобус подойдет, в ту сторону и поеду. Подошел автобус, который ехал до завода СК. Так что, можно сказать, волею судьбы я по сей день связан с нефтехимией. Началась моя трудовая биография. Поступил в учкомбинат. Учился добросовестно, то ли возраст такой, что все интересно, то ли характер дотошный. Закончил учебу неплохо — присвоили шестой разряд. Пошел работать в цех выделения каучука аппаратчиком сушки, сразу поступил на вечернее отделение омского филиала Московского института нефтегазовой промышленности. Потом работал в цехе дегидрирования бутана, там присвоили седьмой разряд, назначив затем зам. начальника цеха. В 69-м, сразу после защиты диплома, направили на пусковой объект начальником цеха по производству ацетальдегида. Это было новейшее производство в стране, да и в мире аналога не было. Представляете, с каким интересом, азартом, с какой гордостью мы пускали цех. Как раз тогда у меня родился второй сын, ребята шутя советовали: «Ты сына-то альдегидом назови». Потом назначили заместителем начальника производства этилена и ацетальдегида. Затем работал заместителем главного инженера по охране природы. Это был 72-й год — время, когда о природоохранных мероприятиях заговорили серьезно. Опыта особого в стране не было, но требования выдвигались самые строгие, приходилось реконструировать старые производства, а новые строить уже в соответствии с этими требованиями. Работа была очень серьезная и ответственная.

В 76-м году предложили должность главного инженера, а в 80-м, после окончания академии народного хозяйства, стал директором Омского завода СК, на этом посту и трудился до 86-го года, когда был направлен на работу в Тобольск. Дальнейшую мою биографию вы уже знаете.

— Такое впечатление, что в вашей жизни кроме работы больше ничего не было. Мы же договаривались показать Юдина вне производства, а получилось как всегда — цех, завод, альдегид… метанол и т.п.

— Да по-другому, наверное, не получится, я просто не смогу разделить прожитые годы на «работу» и «не работу». Все шло своим чередом. Если это кому-то интересно, пожалуйста: в 64-м году женился, супруга, Галина Ивановна, работала со мной на одном заводе, в 65-м родился старший сын Ярослав, в 70-м — младший Игорь (альдегидом я его все-таки не назвал). Теперь вот уже четверо внуков подрастают. Очень люблю читать, особенно историческую литературу, сколько себя помню, увлекался лыжами, и сейчас с удовольствием могу отмахать с десяток километров по лыжне, сибиряк все-таки. Люблю футбол, очень уважаю шахматы. Другое дело, что на все это нужно время, а его не хватает катастрофически.

— В минувшем году вы избраны действительным членом Академии технологических наук Российской Федерации…

— Да, этим избранием отмечен мой вклад в решение проблем нефтехимической промышленности, вопросов рационального использования сырья и оборудования, как настоящему технарю, всегда хотелось что-то усовершенствовать, улучшить.

— Какова история вашего назначения на должность директора Тобольского НХК? Уж, коль «за жизнь» беседа не идет, давайте про работу.

— В начале лета 86-го позвонил министр Нефтехимпрома Лемаев: «Четыре месяца как уехал Дзираев из Тобольска, комбинат остался без «головы», надо поправлять положение, давай-ка помоги». Без согласования с секретарем обкома решить это было невозможно. Я сказал: «Как решит Манякин (он тогда Омский обком возглавлял), так и сделаю». Переговорили, решили. Так я оказался в августе 86-го на Тобольской земле.

— Я слышала, что поводом для этого назначения послужило ваше излишнее вольнодумство и склонность к принятию самостоятельных решений, что не всем было по душе в то время?

— Хм. В общем-то в любом случае я не пожалел, что приехал сюда. За время моей работы на Омском заводе СК (я имею в виду на руководящих должностях) уже дважды была проведена реконструкция производства, давно исчезла новизна, а здесь, в Тобольске, совершенно другая, многоплановая работа, новое производство, строящийся город, было, где размахнуться и уму, и энергии.

— Первое впечатление о Тобольске.

— До этого мне не приходилось бывать здесь. Честно скажу, больше всего поразило изобилие грязи. Осень была дождливая, без сапог нельзя было даже по Комсомольскому пройти, не то что в микрорайонах. Царила какая-то общая атмосфера временности, как в общежитии, из которого рано или поздно все равно будут уезжать. Заброшенная историческая часть города, неухоженные микрорайоны. Впрочем, это болезнь всех крупных строек: коренное население стройка раздражает, приезжие еще не обжились, не осели прочно… Работы было через край.

— Но ведь и у вас в тот момент не было уверенности, что задержитесь здесь надолго. Почему же вас не одолело это чувство временности?

— А это, наверное, от человека зависит, от его восприятия жизни. Когда я приехал в Тобольск, мне было 45 лет. Какой бы земной рай я не нашел сейчас или через год, через два, сорок пять мне уже не будет никогда. Так неужели надо было десять лет жить в грязи? Дом для нормального человека там, где он живет сегодня, а не там, где будет когда-то, и он должен быть хозяином этого дома, заботиться о нем, обустраивать, даже если это обычное общежитие. Кто знает, что будет завтра. Надо успевать жить и радоваться жизни, а не ждать манны с неба. Так было всегда. А потом я просто сам по себе беспорядок, запущенность, грязь ненавижу. Это как хорошая хозяйка не может спать спокойно, если посуда осталась невымытой. Примерно такой же душевный дискомфорт, неудовлетворенность испытываю и я, когда где-то непорядок в работе.

— С чего начал свою трудовую деятельность в Тобольске новый директор Нефтехимического комбината?

— Первоначальной задачей тогда был пуск бутадиена, намеченный партийными боссами страны на 86-й год, что было совершенно нереально. Ценой неимоверных усилий мы запустили его в 87-м. Скоро будет десять лет. Как быстро время летит. Без бутадиена невозможно было дальше строить комбинат — не финансировали просто, а кроме комбината надо было строить жилье, школы, садики, дороги. Мы и сейчас планово-убыточные. Инфраструктура создана для 20 мощностей, а работают только две. Вот если пустим в строй изобутилен, завод по производству МТБЭ (высокоок-тановая добавка к бензину), то экономику производства стабилизируем. А вообще станем полноценным предприятием, прибыльным, если отстроим Нефтеперерабатывающий завод.

— Городские проблемы. Когда вы вплотную занялись их решением?

— Да разве можно было разделить город и комбинат, на котором непосредственно работал каждый десятый житель, а каждый восьмой — на его строительстве. Вся работа шла комплексно. Развивали подсобное хозяйство, тогда ведь, если помните, мясо было по талонам. Вплотную занялись строительством моста, нельзя было медлить с реставрационными работами на исторических, архитектурных памятниках — все рушилось на глазах, сколького мы уже не в силах восстановить, а ведь это наша история. В городе даже нормального Дома культуры не было. А тут еще кинотеатр «Союз» рухнул, потом театр сгорел. Это ведь уже сейчас привыкли, что есть хорошая дорога до Тюмени, есть «Синтез», чистые улицы, супермаркет, холодильник, овощехранилище. Кажется, давным-давно Софийский собор принимает прихожан. Есть приличный стадион в городе. Человек быстро привыкает к хорошему. И это нормально. Хочется всем большего — и теперь уже проще найти единомышленников. Разработана комплексная программа и застройки города, и восстановления исторического наследия, на очереди сейчас Абалакский монастырь. Теперь есть поддержка и в городе, и в области. А сколько сил и энергии ушло на то, чтобы сдвинуть все это с мертвой точки? Вы что думаете, я ради власти шел в народные депутаты, в областную Думу. Мне нужна была реальная возможность «проталкивать» проекты, программы «наверху» и возможность «выбивать» средства для их реального осуществления. Время сейчас непростое и в экономическом, и в политическом плане. Поэтому сегодня самая главная задача для города — обрести экономическую стабильность, а это возможно только в случае развития Тобольского промышленного узла, и клянчить, и выбивать тогда не придется. Это, конечно, завтрашний день города, но работать в этом направлении надо уже сегодня.

— В интервью газете «Тюменская правда», которое вы давали в 92-м году на вопрос корреспондента: «Как вам удается сохранить жизнеспособность комбината, когда многие производства еще находятся в проектах или в стадии строительства?», Вы ответили: «Работой и только работой.

Все время приходится держать в голове массу информации, конъюнктуру рынка, спрос на ту или иную продукцию, и не только в нашей стране, но и за рубежом. О работе помнишь везде: дома, в самолете, в командировке, постоянно прогнозируя обстановку, которая может сложиться в ближайшее время. А самое удручающее: кроме всего прочего, приходится следить за тем, какие действия предпринимает правительство, чтобы вовремя на них отреагировать и не попасть впросак. Тут невольно напрашивается такое сравнение. Когда я остаюсь с внучкой, то постоянно слежу, чтобы она не упала, не ударилась, не натворила чего-нибудь. Так и с правительством — все время настороже. Ведь от него можно ожидать любых действий, в том числе и таких, которые могут привести к развалу предприятия. Поэтому надо крепко держать штурвал управления, иначе корабль, то есть комбинат, может удариться о «рифы» и затонуть. Что будет тогда с многотысячным коллективом? Я предпринимаю все меры, чтобы люди нормально жили и работали».

— Что изменилось за прошедшие после этого интервью четыре года?

— Внучка подросла. Часть строящихся тогда цехов практически готовы к пуску в ближайшее время, а все остальное также непредсказуемо и требует постоянной концентрации и ума, и опыта. Как и четыре, как и десять лет назад, я и сегодня предпринимаю все меры, чтобы люди нормально жили и работали. Рад, что сегодня Тобольский нефтехимический комбинат известен не только у нас в стране, но и далеко за ее пределами. В 1995 году Тобольский комбинат, в числе немногих российских предприятий, был отмечен международной наградой «Факел Бирмингема» — за успешное экономическое выживание, развитие в условиях социально-экономического кризиса. Надо отдать должное, Тобольский нефтехимический комбинат вносит существенный вклад в стабилизацию экономики страны, налаживает связи с ближним и дальним зарубежьем. Уверен, что все более мощное вступление комбината в мировой рынок благотворно отразится на его экономическом положении и на благосостоянии тоболяков.

— Юдина многие недолюбливают в городе, несмотря на все, что вами сделано для Тобольска…

— Не ругают того, кто ничего не делает. Такова уж психология человека. А вот давайте вспомним. За то, что инженерный труд не по назначению использую, заставляю улицы мести, ругали? Еще как! Да если бы я на это обращал внимание, город по сей день сидел бы по уши в грязи. Надеюсь все-таки, что рано или поздно нас поддержат все предприятия Тобольска — и один день в неделю будет официально посвящен благоустройству города. Что поделаешь, содержать соответствующие службы горадминистрации пока не по карману.

За то, что детский парк строим, тоже ругали, к чему только не придирались: и деньгами сорим, и место не то выбрали… Ничего, вытерпели. Катаются тобольские ребятишки на каруселях, которые видели раньше только по телевизору, да в чужих городах. А уж за гостиницу «Славянская» сколько выслушал… Вы помните, что было на том месте, где она построена? То-то же! Никто практически уже не помнит, настолько гармонично «Славянская» вписалась в облик города.

Сейчас вплотную займемся восстановлением исторических памятников — и поток туристов будет постоянным. Где бы мы их селили, не будь «Славянской»? Кстати, там, где она сейчас стоит, раньше был хлам, мусор да бездомные собаки. И так во многих вопросах.

Больше всего мне от вашего брата достается. Вот недавно один тюменский писатель в своем произведении в пух и прах разнес меня как руководителя-бездаря. Мол, позарился Юдин на дешевизну, купил устаревшую линию кроссовой обуви и штампует теперь никому не нужные дорогие почти что чуни, нет, чтобы купить солидную линию и производить крутую обувь.

Я, между прочим, и не собирался соперничать с продукцией «adidas». Нужна была добротная, ходовая и недорогая обувь, что мы и выпускаем. Достаточно быстро, с точки зрения экономики, отвоевали рынок у китайского ширпотреба. Сегодня нашу продукцию покупают далеко за пределами области. Покажите мне прочнее, дешевле кроссовки, несколько раз в год и модели обновляем. А подобная критика — желание «выпрыгнуть». Что толку дворника за грязный двор критиковать. То ли дело на Юдине «оторваться» — уж если не за талант, так за смелость похвалят.

Кстати, серьезного, грамотного оппонента уважал всегда. И за свою жизнь из дискуссий и споров извлек немало полезных идей и советов, чего не найдешь в покорном соглашательстве.

А что касается «недолюбливают Юдина», я — не девица, чтобы меня любили или не любили. Главное, чтобы понимали и поддерживали. С гордостью могу сказать, что единомышленников прибавляется с каждым годом. Меня радуют результаты последних выборов в Тобольске, наконец-то пошатнулась, и основательно, стена неприятия между администрацией и комбинатом. Наконец-то стали понимать, что мы, прежде всего, жители одного города, а уж потом работники того или иного предприятия. Уверен, что в самое ближайшее время атмосфера взаимопонимания, уважения, поддержки даст свои результаты в оздоровлении экономики города, в вопросах возрождения и развития его как промышленного центра и древней столицы Сибири.

Тобольск — чистый, ухоженный, благополучный, радостные довольные горожане — вот моя заветная мечта. Это мой последний город.

На этом наша беседа закончилась, и еще раз я убедилась, что жизнь для Владимира Васильевича — это прежде всего работа. Таким он был и двадцать, и тридцать лет назад, такой он и сейчас. Орденами и медалями отмечены его трудовые заслуги. Будучи академиком АТН РФ и профессором ТюмГНГУ, Юдин читает лекции студентам нефтегазового университета, передавая свои профессиональные знания и опыт. Зная его, как человека слова и дела, тоболяки доверили Юдину представлять интересы города на российском и областном уровнях. Самой же дорогой своей наградой Владимир Васильевич считает то чувство удовлетворения, которое испытывает, глядя на преображающийся с каждым годом Тобольск — город, который в 1996 году назвал Владимира Васильевича Юдина своим почетным гражданином.

Е. Миленина

Иван Семёнович Мариненков. Жизнь прожита не зря.

Строитель — это призвание

Иван Семёнович Мариненков. Жизнь прожита не зря 1 Среди почетных граждан города Тобольска есть только один Герой Социалистического Труда. Это Иван Семенович Мариненков, строитель.

Звездный час Тобольска пробил во второй половине двадцатого века, когда город превратился в опорную базу промышленного освоения нефтяных и газовых богатств Севера, когда в Тобольск пришла железная дорога.

О железной дороге тоболяки мечтали без малого сто лет. И вот мечта сбылась. В 1966 году началось строительство железной дороги Тобольск-Сургут. На строительство прибыли те, кто прокладывал «трассу мужества» — дорогу Абакан-Тайшет.

И вот свершилось! 26 октября 1967 года в погожий солнечный день пришел первый рабочий поезд на левый берег Иртыша.

Сотни тоболяков радостно встречали его. А в апреле следующего года по железной дороге прибыли первые пассажиры.

В марте 1975 года дорога от областного центра до Тобольска была принята в постоянную эксплуатацию Министерством путей сообщения СССР.

За 5 лет на месте болотной пустоши выросла крупная железнодорожная станция Тобольск. Центром, связующим все звенья сложного хозяйства станции в единый ансамбль, стал новый железнодорожный вокзал, возведенный по проекту новосибирского зодчего В. Авксентюка.

В сооружении вокзала приняли участие художники и строители из Москвы и Риги. Главную лепту в обустройство и строительство станции внесли строители из Тобольска.

Среди отличившихся был бригадир Иван Семенович Мариненков, кавалер ордена Ленина. Он прибыл в Тобольск со стройки Абакан-Тайшет.

Жизнь Мариненкова начиналась сложно и трудно. Ему выпало на долю сиротское детство войны. Отец Ивана погиб на фронте, а мать на его глазах насмерть забили плетьми фашистские оккупанты за связь с партизанами. Десятилетний Ваня Мариненков стал сиротой, беспризорничал, скитался, голодал. Был определен в детский приют, потом — в детский дом города Торжка, где окончил шесть классов. Потом пошел в ФЗУ, получив специальность штукатура.

В четырнадцать лет началась трудовая биография Ивана Мариненкова. Не сразу нашел он свой путь и, только когда попал в коллектив «Горем-38» в Челябинске, почувствовал себя строителем, особенно после победы в городском конкурсе отделочников. Он понял, что строительство — это то, чем он хочет заниматься в своей жизни.
Призвание строителя Мариненков ощутил на строительстве дороги Абакан-Тайшет. Он убедился, что отделка в строительстве сродни искусству.

За 8 лет работы на железной дороге Абакан-Тайшет бригада Мариненкова строила вокзалы на станциях и жилье. Иван Семенович стал настоящим мастером своего дела, за что был награжден орденом Ленина.

Но по-настоящему талант строителя раскрылся в Тобольске. В первые годы работы в Тобольске бригада Мариненкова участвовала в строительстве объектов Савинского разъезда, речного порта. Особую страницу в жизни бригады Ивана Семеновича занимает строительство Тобольского вокзала на железнодорожной станции Тобольск.

Бригада выполняла мозаичные работы, декоративную штукатурку, механизированное нанесение растворов, шпаклевок, затирки, устройство полов различных видов.

Сам бригадир успевал везде, знал в подробностях, как идут дела на различных объектах, отвечал за механизацию, помогал начинающим, заботился о каждом члене своей бригады. После себя «мариненковцы» оставили сотни добротно отделанных квартир для строителей, железнодорожников, для тоболяков.

По труду и почет: за самоотверженный труд и высокий профессионализм Иван Семенович Мариненков был удостоен звания Героя Социалистического Труда с вручением второго ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот». По нескольку государственных наград имели члены бригады: Любовь Федотова, Нина Рыбальченко, Екатерина Пластинина, Александра Ганжа и другие.

Иван Семёнович Мариненков. Жизнь прожита не зря 2 И.С. Мариненков избирался депутатом Верховного Совета РСФСР. К депутатству он относился как к особо важному поручению: стремился выполнить наказы избирателей, вел прием, хлопотал за людей.

Сам же народный избранник по депутатским делам ходил пешком, свою единственную в жизни машину он приобрел уже позже.

Так жил и трудился этот замечательный человек, талантливый строитель, внимательный и трудолюбивый бригадир, замечательный семьянин, активный общественник.

За особые заслуги перед городом в области строительства и активное участие в жизни Тобольска Иван Семенович Мариненков был избран 3 июня 1982 года почетным гражданином города Тобольска. Он с честью нес это почетное звание. В книге «Гигант на Иртыше», вышедшей еще в 1977 году, один из очерков — «Любовь моя — Сибирь» — был написан И.С. Мариненковым. Есть там такая фраза: «Счастье — это когда ты нужен людям, с которыми работаешь, нужен семье, детям. Гордиться своей профессией — счастье, входить с новоселами в новые квартиры, отделанные тобой, и радоваться вместе с ними».

По решению городского Совета по топонимике, который состоялся в ноябре 2012 года, одной из новых улиц Тобольска будет присвоено имя Ивана Мариненкова.

Марсель Ахметович Мадиев

Кавалер трудовой славы

Марсель Ахметович Мадиев Если бы я его не знала раньше, приготовилась бы встретить какого-то очень важного, сильного человека, по крайней мере, богатыря какого-то. Но я знала его — он муж моей ученицы Шамсикамар Саитовой (теперь Мадиевой). Человек приятной внешности, среднего роста, пятидесятилетний типичный сибирский татарин. Родился и вырос Марсель в небольшой татарской деревне Юрмы Вагайского района. Еще в далеком детстве и юности он вместе с друзьями мечтал о будущей жизни. Рано узнал цену тяжелого сельского труда, помогая старшим возить удобрения на колхозные поля. Тогда же понял он радость хорошо выполненной работы. Мать, Васифа Халитовна, здоровая, крепкая труженица, на плечах которой было и хозяйство, и воспитание детей, и работа в колхозе. Тяжелая работа, трудная в те военные годы жизнь подкосили ее здоровье. Ушла из жизни в 54 года. Но успела научить сына не бояться работы, преодолевать трудности. На всю жизнь запомнил Марсель уроки матери. Отец Ахмет Мадиевич имел какое-то образование, возможно, окончил курсы, где готовили учителей, так как до войны учительствовал. На полях сражений вел себя как настоящий боец, награжден орденом Отечественной войны, двумя орденами Красной Звезды и несколькими медалями. Вернулся с войны инвалидом второй группы. Работал то председателем сельсовета, то председателем колхоза. Умер в 72 года, оставив в людях хорошую память о себе. Марселю было с кого брать пример добросовестного труда. Видимо там, в детстве, лежат истоки нравственной сути характера этого человека.

В деревне Марсель закончил 7 классов. Очень любил уроки истории. До сих пор любит читать книги, смотреть фильмы на исторические темы. Хотел лучше узнать прошлое страны, прошлое предков. Кажется, деды или прадеды были из тех людей, которые принесли в Сибирь мусульманскую религию — ислам. Расспросить об этом подробно у родителей сначала не догадывался, а потом не успел. Детей в семье было четверо, Марсель — самый младший.

Он хотел продолжить учебу, приехал в город Тобольск, поступил в 8-й класс средней школы № 15. Но учиться не пришлось. Деревня далеко, дороги плохие, транспорта нет. Родители были не в состоянии обеспечить одеждой, продуктами. Но Марсель знал, что надо учиться, получить специальность, чтобы быть полноценным человеком. И он решил учиться в городском проф-техучилище нефтяников. Здесь Марсель приобрел специальность механизатора широкого профиля. Поработать успел всего три месяца, пришло время идти в армию. Служил год в учебном полку, затем — командиром боевой машины в танковых частях. За отличную службу неоднократно отмечался благодарностями командования. Даже домой родителям писали письма — благодарили за хорошее воспитание сына.

Когда уволился в запас, поехал в гости к брату в город Салехард. Там же устроился на работу слесарем-машинистом на нефтебазе. Трудолюбивый, не знавший, что такое безделье, Марсель сразу заслужил похвалы и доверие старших. Там же встретил одноклассницу, выпускницу Тобольского медицинского училища, полюбив, женился. Жена Шамсикамар из хорошей семьи, очень воспитанная. Семейная жизнь наладилась хорошо, родился сын. Но было трудно молодой семье без помощников в суровых сибирских условиях. Пришлось вернуться в Тобольск, обратиться за помощью к родителям жены — присмотреть за ребенком.

По совету родителей Марсель устроился на работу в ремонтно-эксплуатационную базу речного флота. Руководители обещали отправить учиться на крановщика, но получилось так, что отправили не его, а другого. Марсель решил про себя, что он все равно овладеет профессией крановщика и без отрыва от производства пошел учиться. Днем работал, а вечером учился. Если было необходимо посещать дневные занятия, то просился в ночную смену. Когда закончил курсы крановщиков, его отправили на стажировку к лучшему мастеру своего дела Сагиту Насибулловичу Муратову. «Встретил он парня хорошо, — пишет журналист Е. Самсонов, — опустился на сиденье крана и сказал — смотри, наблюдай!» Марсель смотрел, наблюдал и, чем больше смотрел на работу своего наставника, тем больше она увлекала его. Любознательный, наблюдательный парень замечал каждую особенность работы крановщика и любовался четкостью действий человека и машины. Загорелась душа у него, захотелось так же овладеть краном… Через месяц он уже работал самостоятельно. Наставник был уверен, что Марсель полностью овладел наукой, и сказал: «Всегда люби работу, как любишь ее сейчас, — и все будет как надо. Люди станут уважать».

Когда на пустынном берегу Иртыша ниже Тобольска построили речной порт, Марселю предложили работать на портальном кране. Работа: погрузка, разгрузка разных строительных материалов ему нравилась, нравилось, что вокруг много людей. Хотелось побольше уметь и знать. Между делом обучился водить погрузчик. Любил технику и никогда не думал, что придется руково-дить людьми. Порт рос, расширялся, становился крупным предприятием. Появилось больше работников разных специальностей, каждый со своими особенностями, характером. А Марсель трудился. Когда надо, становился и водителем погрузчика, и крановщиком, и подсобником. Не страшился никакой работы. Еще и учился заочно в Омском речном училище. Работал добросовестно, хорошо освоил производство, добивался больших успехов, заслужил уважение и доверие товарищей и руководителей. Трудился творчески, постоянно предлагал что-то новое, что облегчало труд, вносил много рацпредложений, проявлял самостоятельность в решении возникающих в ходе производственного процесса вопросов. Проработал он в речном порту 23 года. Прошел путь от про-стого крановщика до бригадира укрупненной бригады. Как-то само собой пришлось Марселю Ахметовичу стать бригадиром, руководить людьми. Вот как об этом писал журналист: «Проштрафился прежний бригадир. На его место поставили помощника, но он, хотя сам работал хорошо, о бригадирских обязанностях забывал: то работы нет, то дисциплина захромала. Уж и выпивки начались на рабочем месте. Начался фактически развал бригады». Горько стало Марселю. Ведь страдает работа. Пришлось и раз, и два… ему выполнять обязанности бригадира, работу останавливать нельзя. После одной неудачной смены пришел он к начальнику грузового района с претензией: не видит начальник, что творится в бригаде. «Надо толкового бригадира ставить», — сказал он. А начальник ответил: «Некого. Где его возьмешь, толкового? Вот пока понаблюдай сам, наряды хоть повыписывай». Отнекивался Марсель: «Не знаю как». Но тот обещал показать, научить. Что делать?! Стал Марсель за дисциплиной наблюдать, наряды выписывать. Начались трудности: и на кране надо работать, и наряды выписывать, и на причале распоряжаться… Но решил терпеть, пока найдут бригадира. Ведь для общего дела. Преодолевать трудности не впервой. А бригадира все нет. Снова к начальнику: «Нужно выполнить обещание, дать бригадира!» «Вот он бригадир, передо мной. Это ты, Марсель Ахметович Мадиев. Чем не бригадир?! Работящий, о деле печешься, о людях заботишься. Уже и приказ готов». «А если не справлюсь?» — засомневался Марсель. — Справишься, еще лучшим бригадиром в порту будешь».

Как в воду смотрел начальник. Стал Марсель Ахметович лучшим бригадиром, но не сразу: в средних походила бригада, но постепенно дело шло к лучшему. Наконец, бригада стала самой передовой, а бригадир — прославленным на всю страну руководителем. Не все шло гладко, не все было легко, не всегда успевал за дисциплиной следить и работой обеспечивать, часто бригаде при-ходилось спускаться вниз, и из вагонов в белой пыли выгружать цемент. Но Марселя с его верными и такими же упорными товарищами ничем не напугать. Надо сделать, значит надо! Восьмичасовую норму выполняли за четыре часа. Никто не ныл, не отказывался. Первый наставник Марселя С.Н. Муратов говорил, если будешь любить труд — жить станет веселее. Люди уже знали, убеждались многократно, что Марселя не пугает никакая работа, так как поддержка у него была надежная. 24 января 1986 года «Тобольская правда» писала о товарищах Мадиева: «…как всегда образцово трудится Иван Павлович Том-шин. Его не надо никогда «воспитывать», давать указания сделать что-то и без конца повторять. Иван Павлович сделает без подсказки, всегда на совесть. Очень хорошие отзывы и о Сергее Николаевиче Рубане. Работает в бригаде недавно, а успел обратить на себя внимание».

Марсель Мадиев часто говорил: «…чтобы повысить производительность труда, выполнить взятые на себя обязательства, мы должны трудиться более слаженно, более четко. О росте производительности труда нельзя говорить без твердой трудовой дисциплины, без высокой сознательности каждого». И бригадир старался не оставлять незамеченным ни один случай нарушения. В его коллективе многие имели по две-три специальности. «С такими людьми легче работать — везде справятся. Николай Васильевич Чернов, Иван Павлович Томшин, Геннадий Григорьевич Бизин — все имели высокий первый класс портового рабочего и постоянно повышали свою квалификацию».

«Тобольская правда» в семидесятых годах очень много писала о достижениях комплексной бригады, руководимой М.А. Мадиевым. В 1971-1975 годах по всему порту на причалах переработано 11,4 млн. тонн грузов. А в следующую пятилетку — на 15,5 млн. тонн больше. В течение ряда лет (1974, 1977, 1978) бригада выходила победителем соцсоревнования. Свидетельства побед: сохра-нившиеся у бригадира документы и значки победителей в соцсоревновании, почетные грамоты и благодарности. В семейном архиве их сохранилось 32!

13 мая 1997 года бригадир комплексной бригады докеров Марсель Ахметович Мадиев был награжден орденом Славы 3-й степени.

Из газет восьмидесятых годов: «…бригада первой в речпорту рапортовала о досрочном выполнении навигационного плана 1981 г. Дополнительно передовым коллективом было переработано 18 тыс. тонн грузов. Накануне новогоднего праздника пришло сообщение о новой победе портовиков. Занимаясь ремонтом причальной стенки южного района, они досрочно справились с необходимым объемом работ 1 января 1982 г.»

Второй орден «Трудовой славы» 2-й степени был вручен бригадиру в 1983 году.

Муратов говорил: «Люби работу всегда, как любишь ее сейчас — все будет как надо, люди станут уважать».

Среди наград у Марселя есть «Диплом лауреата премии советских профсоюзов», подписанный председателем ЦК профсоюзов О.А. Сычениковым и министром речного флота РСФСР Л.В. Багровым. «Премия советских профсоюзов» имени Н.И. Чадаева присуждается за достижение выдающихся результатов во всесоюзном социалистическом соревновании.

Марсель Ахметович — человек своего времени, своей системы. Хотя она ушла в прошлое, но люди остались. И несправедливо перечеркнуть, забыть то, что было в их жизни хорошего.

Постановлением бюро Тобольского горкома КПСС и исполкома городского Совета народных депутатов от 17 июля 1987 года за большой вклад в развитие Тобольска, активное участие в общественной жизни Марселю Ахметовичу Мадиеву присвоено звание «Почетный гражданин города Тобольска».

«Я всегда был верен слову, не люблю, когда люди не выполняют порученное дело, данное слово. Мне легко было руководить коллективом, не приходилось конфликтовать, потому что товарищи видели, как я сам всегда был честен и исполнителен. Этим я добивался слаженности, взаимного доверия в работе, дружбе, в жизни. Мне везло на хороших людей, верных друзей, заботливых родственников, внимательных руководителей. Трудности меня не пугали, я привык их с детства преодолевать. Мне в жизни все интересно. Только до сих пор не пойму, почему мне дано такое высокое звание. Ведь есть люди более достойные. А работать хорошо обязан каждый», — гово-рит Марсель Ахметович.

У Мадиевых взрослые сын и дочь. На вопрос о методах воспитания отец ответил: «Труд. Только не в виде игры, а серьезный, приносящий пользу».

В 1993 году Марсель Ахметович перешел на работу в Тобольские электрические сети старшим мастером по погрузочно-разгрузочным работам, где и трудится в настоящее время.

Почетный гражданин Тобольска Марсель Ахметович Мадиев — единственный в городе награжден двумя орденами «Трудовой славы».

Х.Х. Гаитова

Юрий Пантелеймонович Прибыльский

Ученый. Педагог. Патриот.

Юрий Пантелеймонович Прибыльский 1 За личные заслуги перед городом в день 400-летия Тобольска Юрий Пантелеймонович Прибыльский был удостоен звания «Почетный гражданин города Тобольска».

Юрий Пантелеймонович Прибыльский, доктор исторических наук, профессор Тобольской социально-педагогической академии им. Д.И. Менделеева хорошо известен тоболякам.

Он обладал незаурядными способностями, феноменальной памятью, силой духа и бойцовским характером. Эти качества были, видимо, заложены генетически. Родословная семьи Прибыльских уходит корнями в толщу 18 века. Вероятным основателям родословной был поль-ский конфедерат Анджей Прибыльски. Он среди пяти тысяч конфедератов, объявленных госу-дарственными преступниками, был отправлен в бессрочную ссылку в Сибирь.

19 апреля 1926 года в семье Пантелеймона Хрисанфовича, члена Тобольской окружной плановой комиссии и учительницы Марии Афанасьевны Прибыльских родился четвертый ребенок, которого после крещения в Андреевской церкви нарекли Юрием. Родители и старшие дети очень заботливо относились к последышу.

Город Тобольск был местом, где прошло раннее детство Юрия. Он, впитывая самобытную ауру маститого города, влюбился в него на всю жизнь.

В конце 1930-х годов семья Прибыльских переехала на Крайний Север — в 06-дорск (ныне Салехард). Но Юрий каждое лето проводил в Тобольске у бабушки. Пантелеймон Хрисанфович с первых дней пребывания на Ямале занимал пост штатного специалиста окружной плановой комиссии, а Мария Афанасьевна заведовала центральной библиотекой окружного центра.

Книга в семье Прибыльских занимала особое место. Читали все много, но особенно Юрий. Будучи начитанным, с пытливым умом, он учился легко, имел прочные знания по всем предметам. В свободное время увлекался фотографированием, коллекционированием, охотой и рыбалкой. Со своими друзьями часто совершал походы в природу.

Юность Юрия Прибыльного опалена войной, как и у многих его сверстников. Школьники совмещали учебу с работой на промыслах Салехардского комбината. Начав с подросткового возраста, Юрий Пантелеймонович всю жизнь беззаветно и самоотверженно служил Отечеству.

В 1944 году Прибыльский был призван в ряды Красной Армии и направлен в Новосибирск курсантом школы радиоспециалистов. С 1944 по 1950 год он служил в различных частях Красной Армии. В 1947 году солдатские пути-дороги привели сержанта Прибыльного в легендарную крепость Брест. Он возглавил поиски живых и павших защитников Брестской крепости. За активную общественную деятельность комсорг Прибыльский был награжден Почетной грамотой Брестского обкома комсомола Белоруссии.

Юрий Пантелеймонович Прибыльский 2 В 1950 году, завершив продолжительную армейскую службу, Юрий Пантелеймонович вернулся на родину, в Тобольск. И больше с родным городом он не расставался. Прошел большой трудовой путь: был преподавателем ремесленного училища №3, директором технического училища лесной промышленности, заведующим отделом пропаганды, секретарем по идеологии Тобольского горкома партии и преподавателем Тобольского государственного педагогического института им. Д.И. Менделеева, научным руководителем музея народного образования Тюменской области.

Будучи принципиальным, честным, требовательным к себе и другим, он не проходил мимо недостатков в работе, относился нетерпимо к лентяям и позерам. Его критика была острой, но он всегда указывал на пути исправления недостатков. Ю.П. Прибыльский пользовался большим авторитетом, как среди руководителей города, так и преподавателей и студентов.

Юрий Пантелеймонович четыре десятилетия посвятил обучению и воспитанию будущих учителей. Многие его ученики, следуя примеру своего учителя, стали замечательными педагогами, руководителями, учеными.

Пытливый ум, наблюдательность, умение анализировать, необычайное трудолюбие, феноменальная память сделали Прибыльного глубоким исследователем. Он автор, соавтор и редактор свыше 500 печатных работ по истории Сибири и Севера. Такие его работы как «Сибиряки», «Ради жизни на земле», «Тюменцы-фронту», «По долгу и совести» стали настольными пособиями для учащейся молодежи.

Ю.П. Прибыльский как исследователь не только изучал, но и творил историю края. Три издания массовыми тиражами выдержала книга «Тобольск», написанная им в соавторстве с Д.И. Копыловым. Он автор многих статей «Большой Тюменской энциклопедии».

Последнее время Прибыльский руководил аспирантурой по отечественной истории и коллективом музея народного образования Тюменской области. Под его научным руководством музей подготовил и выпустил более сорока изданий по истории народного образования Тюменского края.

До последнего дня своей жизни Юрий Пантелеймонович трудился. Он сумел обобщить итоги деятельности рыбного хозяйства и водного транспорта Обь-Иртышского пароходства. Феномен творческого долголетия Юрия Пантелеймоновича заключался в его умении четко реагировать на возникающие запросы времени, критически осмысливать минувшее, сострадать людям драматической и трагической судьбы, решать актуальные проблемы развития родного города.

Яркий след оставил Юрий Пантелеймонович во всех коллективах, где работал. Он — яркая звезда на небосклоне нашего края. Его отличали особое чувство такта, интеллигентность, внимание к людям. Как ученый он снискал признательность научной общественности.

За свой значительный вклад в науку, педагогику, за службу Родине Прибыльский награжден Орденом «Знак Почета», медалью к ордену «За заслуги перед Отечеством» 2 степени, многочисленными медалями, в том числе «За Победу над фашистской Германией в Великой Отечественной войне 1941 -1945гг., «За освоение целинных земель», «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири» и другими, знаками «Отличник народного просвещения», Высшей школы СССР «За отличные успехи в работе». Он стал первым лауреатом премии А.А. Дунина — Горкавича.

Но самой высокой наградой считал Юрий Пантелеймонович, как истинный тоболяк, звание «Почетный гражданин города Тобольска». Он с честью и гордостью нес это звание.

Галина Бонифатьева

Юрий Сергеевич Осипов - выпускник школы №13

«Здесь мои корни…»

Юрий Сергеевич Осипов - выпускник школы №13 Юрий Осипов родился 7 июля 1936 г. в Тобольске. В 1959 г. окончил Уральский государственный университет им. A.M. Горького по специальности «механика». Доктор физико-математических наук, профессор.

С 1961 по 1969 г. — аспирант, ассистент, доцент УрГУ. В 1969-1993 гг. работал в Институте математики и механики Уральского отделения АН СССР, занимал должности заведую-щего лабораторией, заведующего отделом дифференциальных уравнений, директора института (1986—1993). С 1984 г. — член-корреспондент АН СССР, с 1987 г. — академик АН СССР (отделение проблем машиностроения, механики и процессов). Член отделения математических наук РАН. В 1993-2004 гг. руководил Математическим институтом им. В.А. Стеклова РАН. С 1989 г. работает в МГУ, профессор МГУ, с 1992 г. заведует кафедрой оптимального управления факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ.

С 1991 по 2013 г. Юрий Осипов являлся президентом Российской академии наук. Переизбирался в 1996, 2001, 2006 и 2008 годах. Председатель Комиссии по государственным премиям РФ в области науки и техники. Председатель межведомственной экспертной комиссии по космосу. Член Совета безопасности РФ. Член Европейской академии наук и искусств, иностранный член Австрийской академии наук, Венгерской академии наук, Национальных академий наук Армении, Грузии, Казахстана, Киргизстана, Монголии, Таджикистана и Украины. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» I, II и III степени, орденом Александра Невского, Государственной премией РФ, Ленинской премией, Командорским орденом (Польша), орденом Дружбы (Вьетнам), орденом князя Ярослава Мудрого IV ст. (Украина), орденом «За заслуги» I и III ст. (Украина), фран-цузским орденом Почетного легиона, орденом «За заслуги перед Итальянской Республикой», орденом Белого Креста всемирной конфедерации Рыцарей (Австралия), Золотой медалью им. Леонарда Эйлера (РАН), Золотой медалью им. Эйнштейна (ЮНЕСКО).

Юрий Осипов — автор более 170 опубликованных научных работ. Среди его учеников один член-корреспондент РАН, 10 докторов наук и свыше 30 кандидатов наук.

Юрий Сергеевич Осипов, приезжая в Тобольск на короткое время, прежде всего спешит к своим заветным местам, где проходили его детство и юность: дом-флигель в усадьбе Александра Дунина-Горкавича, куда после смерти ученого переехала семья Осиповых, кремлевские стены, с которых любовался нижним посадом древнего города, храмы и коло-кольня, которые гордо хранили свое былое величие, стадион, где пацаном гонял футбольный мяч и быстрее всех бегал 100-метровку, тихие улочки, протянувшиеся вдоль берега Иртыша, Завальное кладбище, где были похоронены его родители, старое здание школы №13. Он чувствовал, как вливались в него могучие силы родной земли, словно родники, спасавшие путника в пустыне…

С годами эта жажда лишь усиливалась: научная работа, руководство Математическим институтом РАН, хлопотная должность президента Российской академии наук держали крепко, не отпускали из Москвы. Но он все равно умудрялся хотя бы на несколько дней побывать на своей малой родине.

«Я каждый год приезжаю в Тобольск, но, к сожалению, ненадолго. Здесь корни мои, они питают жизненными соками, душу высветляют. Тянет сюда. Ведь это моя жизнь, здесь все родное…» — поделился сокровенным наш знаменитый земляк.

Виктор Михайлович Родин, друг детства Осипова, вспоминал: «Когда Юрий Сергеевич работал в составе команды академика Красовского, где разрабатывали летательные аппараты для военных, был молодым директором Института математики Уральского отделения Академии наук, то он говорил мне: когда наступала усталость до отупения, сразу принимал решение — ехать в Тобольск. Садился на поезд и приезжал. Оставлял дома вещи и ехал в спортивный «Олимп». Ставил палатку под кедром и два дня отсыпался… И однажды случилось невероятное: в 4 часа утра в одной из палаток раздался звонкий детский смех. Все проснулись. И Юрий Сергеевич тоже, и в это яркое солнечное утро, тихое и безмятежное, к нему неожиданно пришло решение задачи, которая 14 лет не давала покоя. За это открытие он получил Ленинскую премию». Малая родина пришла на помощь своему верному сыну…

Ю.С. Осипов многое сделал для родного города: в 1994 году по его инициативе и при его активном участии в Тобольске была открыта Биологическая станция РАН, которая позже была реорганизована в Комплексную научную станцию Российской академии наук. В городе начала развиваться фундаментальная наука. Возглавил попечительский совет Общественного благотворительного фонда «Возрождение Тобольска». При его активном участии была восстановлена усадьба известного исследователя Тобольского Севера А.А. Дунина-Горкавича. В ней расположился созданный РАН музей истории освоения и изучения Сибири, который назван именем ученого.

На средства Ю.С. Осипова на могиле Дунина-Горкавича установлен памятник.

При содействии президента Российской академии наук в Тобольске побывали Патриарх Алексий II и президент России Владимир Путин. После визита главы государства появился указ о создании на базе Тобольска туристического центра Западной Сибири. И Тобольску были выделены значительные средства для возвращения к жизни «жемчужины Сибири».

«Это все непростые вопросы, и решались они на уровне личного контакта президента РАН с руководством страны, — подчеркивает директор Комплексной научной станции Виктор Родин. — Его советы, рекомендации, как академика, как руководителя академического сообщества, весомы. Он же еще прекрасно историю знает, и археологию, и биологию, а не только одну математику. К мнению Юрия Сергеевича Осипова многие в Москве прислушивались, и потому он мог решать вопросы в пользу родного Тобольска. Я его считаю покровителем нашего города, хотя он нигде об этом не рассказывает. Наш знаменитый земляк очень скромный, не любит выставлять свои заслуги. А делает то дело, которое считает должным для патриота города, достойного сына своей малой родины и России.

Знаю, что Юрий Сергеевич пробивал в Москве деньги на реконструкцию здания Художественного музея. Он добился в правительстве России выделения Тобольску необходимых средств для восстановления бывшей «галереи изящных искусств».

Осипов содействовал и восстановлению звания бывшего женского епархиального училища, где сейчас разместилась иконописная школа Тобольской духовной семинарии. Он не только деньги для города добывал и помогал решать его проблемы, но и многим землякам помогал, откликался на их просьбы. Немало способных ребят по рекомендации Юрия Сергеевича были приняты на учебу в вузы Москвы.

«Чувство причастности к родным местам — одно из важнейших для человека. Родина дает истоки творческой воли, того духовного самочувствия, что определяет дальнейшую судьбу человека», — написал Ю.С. Осипов в предисловии к альманаху «Первая столица Сибири».

28 июня 1997 года Юрию Сергеевичу Осипову, академику, президенту РАН, за заслуги перед городом было присвоено звание «Почетного гражданина города Тобольска». Одна из улиц названа его именем.

«Признание земляков считаю немаловажным жизненным итогом, — подчеркнул Ю.С. Осипов. — Как коренной сибиряк, я чувствую себя гражданином Тобольска: здесь я родился, здесь прочитал первое слово, здесь окончил школу. Счастлив человек, знающий, что как бы далеко он ни уезжал от родных мест, они всегда с ним».

«Родина — это не пустой звук для Осипова. Это дорогого стоит, — убежденно говорит В.М. Родин. — У меня в кабинете стоит на видном месте портрет Юрия Сергеевича. Я взял его в редакции «Российской газеты». И внизу его слова из интервью корреспонденту этой газеты: «Я очень люблю Тобольск. Стараюсь каждый год туда приезжать. Если не удастся, почти заболеваю. Ведь там мои корни». Вот весь смысл в этом! Корни все у него здесь. Он всё, связанное с Тобольском, собирает, бережет. Тут кто-то из земляков прислал ему фотографию, где Юра Осипов запечатлен в седьмом классе. Просил узнать, кто прислал, и поблагодарить. Не забывает он и своих одноклассников, тех ребят, с которыми учился в школе: перезванивается, встречается, помогает… 7 июля 2013 года Юрию Сергеевичу Осипову исполнится 77 лет. И его вновь выдвинули кандидатом на пост президента Российской академии наук, которую он возглавляет уже 22 года. Но Осипов мудро решил не участвовать в выборах, уступая дорогу более молодым академикам.

Виктор Михайлович Родин сообщил, что Ю.С. Осипов не планирует вернуться на свою малую родину, но непременно посетит древнюю сибирскую столицу: «Он любит Тобольск. Юрий Сергеевич говорил мне, что если не приезжает в город своего детства больше года, то начинает болеть…»

Виктор Горохов

Комментариев нет

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Оставить комментарий